Эта страница распечатана с сайта Московской государственной академии физической культуры
© МГАФК, 2019. Все права защищены.      Адрес сайта: www.mgafk.ru      E-mail: info@mgafk.ru
URL страницы: http://mgafk.ru/slugenie_lyudyam
__________________________________________________________________



 



On-Line оплата

Служение людям

 Отец - Бабушкин Иван Никитич . В нашей семье, как мы помним это с раннего детства, всегда царила обстановка глубокого уважения и почитания защитников отечества, воинов, живых и павших на фронтах за наше Отечество.

Видимо, это потому, что ветераном и инвалидом Великой Отечественной войны был наш отец – лейтенант запаса Иван Никитич Бабушкин. Огромное воспитательное значение имели частые рассказы отца и матери о годах сурового лихолетья; о наших близких родственниках, погибших в годы Великой Отечественной войны, и в первую очередь о нашей бабушке Александре Савельевне Крыловой и нашем дяде Льве Крылове.

Отец имел сугубо мирную профессию педагога-географа, а все-таки часто говорил: «…мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути…», и удостоверение офицера запаса всегда носил около сердца, рядом с партийным билетом. Наш отец гордился тем, что имел две военные специальности - летчика-наблюдателя и пехотного командира. В детстве мы слышали немало его рассказов о том, как во время учебы в Московском государственном университете он проходил вневойсковую подготовку в авиационной группе по специальности летчик-наблюдатель (отвечает за точный выход к объекту, обнаружение объекта и нанесение бомбового удара по цели), как он и курсанты группы углубленно изучали устройство самолета, материальную часть и вооружение, штурманское дело, военную топографию, аэрофотосъемку и технику бомбометания, как они осваивали технику прыжков с парашютом, вначале прыгая с вышки, а затем в небе.

Однако, в связи с трагической гибелью большого количества авиационной техники в начале войны и изменением конструкции самолетов, специальность летчика-наблюдателя в 1942 году оказалась невостребованной и после призыва отца направили на получение новой офицерской специальности - пехотного командира.

О периоде учебы на знаменитых курсах «Выстрел» в Ульяновске отец тоже рассказывал очень много. Нам особенно запомнился один драматический эпизод.

После тяжелого марш-броска командир-инструктор в условиях, приближенных к боевым, поднимал роту в атаку. Выскочив на бруствер с револьвером в руке (как положено было тогда по уставу РККА), он кричал срывающимся голосом: «За Родину! За Сталина! В атаку! За мной! Вперед!» Обессиливший молодой лейтенантик с белым как смерть лицом поднимался и падал вновь. Инструктор, с искаженным от ярости лицом, подбежал к нему и, уперев в лоб дуло пистолета, закричал: «Встать! В атаку! Застрелю, гад!». Парнишка вначале что-то простонал, и вдруг лицо его окаменело, и командир понял, что у того помутился рассудок. Вскоре несчастного комиссовали и с провожатым отправили домой…

Курсантам-выпускникам лета 1942 года выпала на долю трагическая судьба. Застигнутые в Сальских степях военным ураганом, многие из них погибли, а уцелевших постигла страшная участь плена и лагерей. Рассказывать об этом отцу всегда было тяжело. Но в праздники Победы подробно рассказывал. Попасть в плен в той войне было страшной трагедией, ну а не попасть - пройдя многие сотни километров по оккупированной фашистами земле, как нам кажется, значило совершить особый подвиг. И наш отец его совершил. А потом был Харьков, как сейчас говорят, «проклятое место Красной Армии». Здесь офицер связи, лейтенант Бабушкин И.Н. пролил свою кровь, сделав все что мог за то короткое время, которое ему было отпущено до рокового разрыва фашистского снаряда. Потом, еще почти год, для него продолжалась «война» в госпиталях. Живая память о войне и павших товарищах не покидала его до самого конца жизни.

 Крылова Александра Савельевна (28.05.1888 – 16.04.1943), земский врач-терапевт.

В феврале 1943 года была назначена главным врачом районной больницы и военного госпиталя в районе расположения штаба Центрального фронта в пос. Свобода Курской области. В госпитале и больнице она была единственным врачом. Для спасения раненых, рискуя своей жизнью, т.к. военный комендант п. Свобода предупреждал, что шансов проехать в г. Курск почти нет, 16 апреля1943 г. выехала в г. Курск, чтобы добиться выделения для госпиталя хотя бы одного из трёх хирургов, присланных из Москвы. Погибла у станции Будановка железной дороги Москва-Курск, уступив, за минуту до гибели, своё наиболее безопасное место в военно-транспортной машине молодому бойцу.

Александра Савельевна Крылова (в девичестве Бабакова) родилась в многодетной крестьянской семье. 28 мая 1888 года в деревне Юрьево Карачевского уезда Орловской губернии. С отличием закончила в Орле гимназию. В 1906 году поступила в Харьковский медицинский институт, став единственной девушкой-крестьянкой, принятой в порядке исключения – за особое отличие при сдаче экзаменов.

В студенческие годы приходилось много работать, в том числе и в летние каникулы. Работа была одновременно производственной практикой и заработком на жизнь, т.к. она не имела никакой помощи от бедных родителей. Главной задачей и целью жизни А.С. и её близких подруг- дворянок было служение обездоленному простому народу. Работать Шура ездила в наиболее тяжёлые в медицинском отношении регионы России. Например, в Поволжье, где свирепствовал сифилис, на ликвидацию холерных эпидемий, где чудом не погибла во время «холерного бунта».

Но организм не выдержал непосильной нагрузки - работы и учёбы. На последнем курсе она заболевает туберкулёзом, и по совету ректора института прерывает учёбу для срочного лечения.

Четыре года Александра Савельевна работала фельдшером в туберкулёзном санатории «Таласса» в Крыму.

Эти годы борьбы с болезнью и труда стали и школой профессионального роста. И из этого тяжелейшего жизненного испытания она вышла победительницей: с отличием закончила Харьковский медицинский институт в 1916 году и была направлена в военный госпиталь в город Изюм. Но не о лёгкой работе в тыловом офицерском госпитале мечтали выпускницы Харьковского медицинского института. Она и её подруги-дворянки стремились к работе в провинциальных земских больницах, там, где народу было тяжелее всего.

Александра Савельевна добивается перевода на работу земским врачом и получает направление в город Ардатов Нижегородской губернии. Вскоре назначается главным врачом Ардатовской земской больницы.

Здесь в 1919 году она выходит замуж за Крылова Николая Васильевича, недавно овдовевшего и оставшегося с двумя детьми, сына священника, настоятеля одного из храмов город Ардатова.

Крылов Николай Васильевич (1887-1964), инженер-агроном и инженер-гидротехник, занимал ответственные государственные посты в наркомате сельского хозяйства и на строительстве крупных гидротехнических сооружений. В 1924 году семья Крыловых переехала из Москвы в тогда ещё цветущий уголок Подмосковья - с. Красково, в подведомственный наркомату сельского хозяйства картофелеводческий совхоз «Красковский».

В годы сталинских репрессий Александре Савельевне пришлось нести тяжелую ношу главы семьи «врага народа», одной растить и содержать двоих детей - дочь Таню и сына Лёву. Более десяти лет она проработала участковым врачом – терапевтом в Люберецкой поликлинике.

В июне 1942 года Александре Савельевне с дочерью Таней удалось навестить мужа, который в это время руководил гидротехническими работами в Семилукском районе под Воронежем. Действуя под руководством Воронежского обкома КПСС, который не смог во время оценить темпы стремительного наступления на Воронеж немецко-фашистских войск во второй половине июня, Н.В. Крылов не успел эвакуироваться и эвакуировать семью.

Пришли немцы. В Воронеже фашисты проводили массовые расстрелы и принудитель- ную эвакуацию не эвакуированного населения, т.к. через город проходила линия фронта и по плану гитлеровского командования он подлежал полному разрушению.

Н.В. Крылов в числе первых был занесён в списки «жидов и коммунистов» и приговорён к расстрелу. Только благодаря помощи друзей-подпольщиков он избежал казни, но вместе с семьёй перенёс многие тяжёлые испытания пересыльных лагерей и жизни на оккупированной территории в так называемой «зоне осёдлости» под Курском, куда они были высланы из-под Воронежа немецкими оккупационными властями.

После освобождения Курска Советскими войсками в начале февраля 1943 года Александра Савельевна, по рекомендации коммунистов-подпольщиков, была назначена главным врачом районной больницы и военного госпиталя в районе расположения штаба Центрального фронта в посёлке Свобода Курской области.

(Сейчас на бывшей территории штаба, близ старинного монастыря Коренная пустынь, располагается известный музей «Штаб Центрального фронта».)

Главврач Александра Савельевна Крылова и её дочь Таня, которая работала в госпитале медицинской сестрой, сутками не выходили из переполненных палат. Борьба за жизнь раненых становилась почти непосильной.

После удаления неблагонадёжных (с точки зрения НКВД и СМЕРШ) членов персонала, Александра Савельевна, оставшись единственным врачом, и притом терапевтом, считала своей первостепенной задачей укомплектование штата госпиталя, и в первую очередь – хирургами.

15 апреля1943 г. поступила информация из Курска о прибытии туда трёх хирургов. Через несколько минут Александра Савельевна уже была в кабинете военного коменданта и просила разрешения срочно выехать в Курск за хирургом.

Военный комендант категорически запретил выезд 15 и 16 апреля, в связи с крайне напряжённой обстановкой на дорогах, отсутствием надлежащего транспорта и сопровождения, перенеся поездку на 17 апреля.

Александра Савельевна пыталась доказывать, что умирают люди, что многие не доживут до 17-го, а хирургов уже утром 16-го разберут по госпиталям.

Но комендант был неумолим и твёрдо отрезал: «Доехать до Курска сейчас шансов почти нет».

Пытаясь использовать последнюю возможность, Александра Савельевна, уже переходя почти на крик, спросила: «Скажите, хотя бы один шанс есть?»

Резко подняв голову от лежащей на столе карты, он сурово сказал: «Не больше».

Не думая ни одной секунды, она выпалила: «Еду!».

– Напишите заявление о том, что Вы снимаете с коменданта ответственность за свою жизнь и безопасность.

Она немедля написала.

Не поднимая глаз, комендант повторил: «Доехать до Курска сейчас шансов почти нет», и, помолчав немного, сказал: «Машина будет завтра у комендатуры в 8 часов утра».

16 апреля в 8 утра к комендатуре подъехал новенький, покрытый брезентом, американский грузовик, набитый до отказа молодыми, еще необстрелянными бойцами.

Муж добился разрешения сопровождать Александру Савельевну в Курск.

Пока водитель и командир оформляли в комендатуре документы, Таня быстро влезла в кузов и попросила бойца, сидящего за кабиной водителя, уступить доктору место. Тот охотно согласился и пересел к заднему борту, где рядом оставалось одно свободное место для Николая Васильевича. Просить место для отца она постеснялась, так как несмотря на 56-летний возраст, он выглядел очень крепким мужчиной.

Бойцы усадили Александру Савельевну на освобождённое место, а Николай

Васильевич сел последним у заднего борта…

Весна в тот год была поздняя, и по крепкой еще утренней дороге водитель гнал во весь опор.

Ехали через село Долгое, по новой «военной» дороге, которая возникла в годы войны. У переезда через железную дорогу Москва-Курск, близ станции Будановка, что километрах в пяти от посёлка Свобода, стояли несколько часовых. Один из них подал сигнал, требующий остановиться для проверки. Заподозрив неладное в его действиях, не полностью соответствующих Уставу, водитель резко притормозил и включив передний мост, круто развернулся, едва не опрокинув машину, и, выжав полный газ, рванул обратно.

Оценивая обстановку, Александра Савельевна, обращаясь к бойцу, уступившему ей место, очень твёрдо и властно сказала: «Пересядьте, пожалуйста, на своё место, здесь очень опасный участок дороги». И пересела к мужу.

В этот момент сзади ударили длинные автоматные очереди. Александра Савельевна упала вниз лицом. Муж и рядом сидящие бойцы подхватили её под руки и хотели посадить, но она уже была мертва.

Машину удалось благополучно вывести из-под обстрела. В брезенте потом насчитали с десяток дыр; у Николая Васильевича была пробита кепка в затылочной части, но он остался невредим. Боец, только что поменявшийся местами с Александрой Савельевной, никак не мог поверить в то, что её уже нет в живых…

Так оборвалась жизнь бывшего земского врача, начавшего свою практику еще в годы первой мировой войны – Крыловой-Бабаковой Александры Савельевны. Жизнь, которая без остатка была посвящена исцелению и спасению людей.

Похоронена Александра Савельевна Крылова в селе Долгое возле «Храма во имя святых и праведных богоотец Иоакима и Анны » близ посёлка Свобода Золотухинского района Курской области…

Крылов Л.Н. (1921 - 1941)  сержант, командир взвода 212-й ВДбр 3-го ВД корпуса «Пал смертью храбрых в боях за Родину» в с. Угроеды Сумской области 17 октября1941 г.

Крылов Лев Николаевич родился 3 июля 1921 года в Москве в семье служащих.

 Отец Льва, Крылов Николай Васильевич (20.01.1887-20.01.1964), сын священника, инженер-агроном и инженер-гидротехник. Занимал ответственные государственные посты в наркомате сельского хозяйства и на строительстве крупных гидротехнических сооружений, прошёл тяжёлые испытания в годы революции, сталинских репрессий и немецкой оккупации. Немецкими оккупационными властями в г. Воронеже приговорён к расстрелу (под номером «1» в списке), чудом спасся, благодаря помощи друзей- подпольщиков, и был выслан с семьёй эвакуационным этапом с пересыльными лагерями в Курскую область. После освобождения г. Воронежа занимался восстановлением Воронежского университета, работал в сельском хозяйстве. Автор плана озеленения города Воронежа (принятого в день его кончины 20 января1964 г).

 Мать Льва, Крылова Александра Савельевна (28.05.1888 – 16.04.1943), из рабоче-крестьянской семьи. С отличием закончила Харьковский медицинский институт, земский врач-терапевт.

В феврале 1943 года была назначена главным врачом районной больницы и военного госпиталя в районе расположения штаба Центрального фронта в пос. Свобода Курской области. В госпитале и больнице она была единственным врачом. Для спасения раненых, рискуя своей жизнью, т.к. военный комендант п. Свобода предупреждал, что шансов проехать в г. Курск почти нет, 16 апреля1943 г. выехала в г. Курск, чтобы добиться выделения для госпиталя хотя бы одного из трёх хирургов, присланных из Москвы. Погибла у станции Будановка железной дороги Москва-Курск, уступив, за минуту до гибели своё, наиболее безопасное, место в военно-транспортной машине молодому бойцу.

Лёва и Таня Крыловы

Сестра Льва, Крылова Татьяна Николаевна (1920 – 1994), с отличием окончила Малаховскую среднюю школу № 5 и Московский государственный университет им. Ломоносова. Педагог, географ, инженер-геолог, трудовой путь она начала учителем средней школы в 1941 г. в Пензенской обл. В годы ВОВ Татьяна работала в военном госпитале в районе расположения штаба Центрального фронта в пос. Свобода Курской обл. Была инженером-геодезистом, преподавателем Воронежского государственного университета, экономистом в комиссии по определению размера ущерба, нанесённого немецко-фашистскими войсками городу Воронежу, инженером-геологом в Московском геологическом управлении центральных районов «МОСГЕО». Более десяти лет, начиная с1944 г., в условиях, приближенных к фронтовым, с риском для жизни, в плохо разминированных, разорённых войной районах Калужской, Тульской, Орловской, Курской, Воронежской, Липецкой и Сталинградской областей, геологи, возглавляемые Татьяной Николаевной, по специальным заданиям правительства проводили съёмочные и геологоразведочные работы. С «Железорудной партией» она исследовала зону Курской магнитной аномалии, КМА, так как стране, восстанавливающей разрушенную войной промышленность, нужны были новые, перспективные месторождения железных руд. Т.Н. Крылова (Бабушкина) - участник трудового фронта, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».

 "Я в самолёте. Рёв и скрежет
Смущает дерзкую мечту,
Крыло упругий воздух режет –
Мы набираем высоту…»

Лев Крылов
Сержант, командир взвода 212-й ВДбр 3-го ВД корпуса


Детство и юность Льва прошли в живописном подмосковном селе Красково.

Семья Крыловых переехала в Красково из Москвы в 1924 году.

Глава семьи, Крылов Николай Васильевич – инженер-агроном, Председатель Союза картофеля, Союза Союзов (будущий Центросоюз), имея четверых детей, отказался от всех московских удобств (правительственная квартира, персональная машина, телефон и т.п.) и перевёз семью в тогда ещё цветущий уголок Подмосковья, в подведомственный Союзу Союзов картофелеводческий совхоз «Красковский», созданный при Коренёвской картофельной станции, руководителем которой был друг Николая Васильевича, Александр Георгиевич Лорх - известный Российский селекционер, один из зачинателей селекции и сортоиспытания картофеля в России. Здесь ему была предоставлена квартира в доме бывшего управляющего имением княгини Оболенской, что стоял возле церкви Владимирской Иконы Божьей Матери.

Красково и Малаховка были близки и дороги Николаю Васильевичу ещё потому, что в этих местах часто бывал в студенческие годы его младший брат, Крылов Илья Васильевич, будущий председатель Военно - революционного трибунала Симбирской губернии, казнённый белогвардейцами 26 июля 1918 г. в городе Симбирске.

Семья была состоятельной, и всё в ней было пропитано духом и традициями старой российской интеллигенции. Детям наняли няню, которая сразу стала равноправным членом семьи. Светлую память о ней – простой русской женщине, труженице Гориной Александре Алексеевне – и поныне свято хранят внуки Крыловых, проживающие в Малаховке.

Федя, Маргарита, Таня и Лёва Крыловы жили единой дружной жизнью с крестьянскими детьми села Красково. По праздничным дням в доме Крыловых для красковских детей устраивались большие, весёлые праздники с подарками.

Жители села Красково глубоко уважали Николая Васильевича и Александру Савельевну, шли к ним за советом и помощью, в которой никогда не было отказа…

С раннего детства у Льва было много друзей и товарищей. И с ними проходила большая часть его жизни.

Когда ему исполнилось семь лет, в семье был организован большой праздник. Ему разрешили пригласить своих друзей и товарищей. Но, когда он привёл почти всех красковских ребят, близких ему по возрасту, не ожидавшие этого родители, вначале оторопели. А потом закипела работа: отмывали ребятишкам руки, умывали, оправляли на них одежонку, Лёва сам, как хозяин, рассаживал их в гостиной за большой накрытый стол.

Ребята веселились, водили хороводы, Лёва декламировал стихи. В завершение праздника, родители принесли детям гостинцы, и Лёва лично вручал их каждому, похлопывая по плечу.

С детства он любил книги, поэзию и спорт. Много читал. Выучил наизусть почти все поэмы А.С. Пушкина. Писал стихи. В течение нескольких минут он мог сочинить, «на злобу дня», любую эпиграмму.

Неотъемлемой частью его жизни с детства были спорт, футбол.

В четырнадцать лет Лёва был лучшим вратарём взрослой футбольной команды.

Счастливое детство закончилось в июне 1930 года, когда в воскресный солнечный день через родное село Красково на станцию его отца Николая Васильевича под конвоем вели «два красивых охранника» в форме НКВД.

Идущий навстречу народ с ужасом и скорбью в глазах крестился и кланялся ему в пояс…

В младших классах Лев учился в Красково, в школе построенной до революции на личные средства известной народной учительницей Черногубовой. Семилетку Лев заканчивал в бывшей Малаховской гимназии - школе № 5, называемой в народе «школой над оврагом», а десятилетку - в соседнем поселке Томилино в 14-й школе (у ст. Томилино). Вместе с ним учился будущий его однополчанин по 212–й воздушно-десантной бригаде - Николай Епифанов из д. Кирилловка, что возле Томилино.

Николай Петрович Епифанов родился 25 ноября 1920 года (окрещен и по паспорту 25 декабря) в селе Пищагино Зубцовского района Калининской области в крестьянской семье. В тридцатые годы семья переехала в пос. Томилино. Как и Лев, Крылов в сентябре 1939 года был призван в Красную Армию и проходил службу в 212 воздушно-десантной бригаде (ВДбр).

В годы Великой Отечественной войны Николай со своими однополчанами прошел с тяжелыми боями от Киева до Курска, сражался под Сталинградом и на Орловско-Курской дуге, освобождал Белгород, Харьков, Полтаву, Кременчуг, Александрию, Кировоград, Знаменку, родной Первомайск и Ново-Украинку, форсировал Вислу и воевал на Сандомирском плацдарме, освобождал Ченстохов и Немецкую Селезию, воевал на берегах Одера, Нейсе, Шпрее и Эльбы, участвовал во взятии Дрездена и освобождал столицу Чехословакии Прагу. Николай Петрович в годы ВОВ был награждён орденом Красной Звезды и пятью боевыми медалями:

1. Медаль «За оборону Сталинграда».

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря1942 г.

2. Медаль «За боевые заслуги».

Приказ по 13-й Гвардейской стрелковой дивизии 032н от 23 декабря 1943 года.

3. Медаль «За отвагу».

Приказ по 13-й Гвардейской стрелковой дивизии № 014н от 12 июня 1944 года.

4. Орден Красной Звезды.

Приказ по 13-й Гвардейской стрелковой дивизии № 034н от 21 мая 1945 года.

5. Медаль «За освобождение Праги»

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года.

6. Медаль «За победу над Германией».

…Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года.

В послевоенные годы окончил Московский областной педагогический институт и работал на комсомольской, партийной и советской работе. Возглавлял комсомольскую организацию завода им. Ухтомского, был секретарем Люберецкого горкома комсомола. Прошел путь от инструктора ГК КПСС г. Люберцы до заместителя председателя Исполкома Люберецкого райсовета. С 1963 года и до выхода на заслуженный отдых работал зам. начальника Управления торговли Мособлисполкома и проживал в городе Люберцы.

Николай воевал до Победы и первым, в1946 г., рассказал однокласснице Льва, его любимой девушке Бронеславе Блинчевской, о службе и гибели Льва.

После встречи с Николаем Епифановым, в письме от 29 ноября 1946 г. Бронеслава писала Тане, сестре Льва: «…Николай рассказывал, что Лев пользовался большим уважением в коллективе и, как отличник боевой и политической подготовки, учился в школе, готовившей младших офицеров. С ней и воевал…».

Лев высоко ценил дружбу и товарищество. Его любили и уважали друзья и товарищи за ум, честность и принципиальность.

Девушки дорожили дружбой с Львом за его рыцарство и благородство.

Лев очень тяжело переживал разлуку с любимой девушкой Бронеславой Блинчевской, которую родители в конце 39-го увезли к родственникам учиться в Западную Белоруссию. И она не смогла жить в разлуке с ним и вернулась, но Лев уже был призван в армию.

Узнав о гибели Льва, она добровольцем пошла на фронт мстить врагам за него, дошла до Берлина и расписалась на рейхстаге, и за себя и за погибшего друга…

Среди друзей Льва Крылова был и Михаил Астахов (1919 - 12.08. 1943).

«Михаил родился в1919 г. в с. Маливо Коломенского р-на Московской области. В 30-е годы его семья переехала в соседнюю с подмосковной Малаховкой деревню Овражки. Учился Михаил в Малаховской школе № 5 («над оврагом», ныне № 48).

В 1938 г. кончил 10 классов и поступил в Московский инженерно-строительный институт. С 3-го курса добровольцем ушёл на фронт…

Согласно Книге Памяти Московской области (т-22, 4-1, с 105), он имел звание лейтенанта 618–го ШАП (штурмового авиаполка) 214-й ШАД (штурмовой авиадивизии). В1942 г. за проявленный героизм награждён орденом Красной Звезды. 12 августа1943 г. самолёт Михаила Астахова был подбит в бою в районе станицы Ново-Крымской, на Кубани. Отважный лётчик направил горящий самолёт на вражескую колонну. Последними его словами, по рассказам товарищей, были: «Мой самолёт горит, иду на таран». Михаил Александрович Астахов повторил подвиг Николая Гастелло.

Герой похоронен в станице Ново-Крымская на Кубани». (Информация предоставлена журналистом и краеведом Ильёй Емельяновым, пос. Родники Раменского р-на Московской обл.)

В сентябре 1939 года Лев был призван в Красную Армию…

С этого времени и до последнего дня его короткой, но содержательной жизни, она вся была неразрывно связана с 212-й Воздушно-десантной бригадой.

В юношеские годы любимыми песнями Льва и его друзей были:

«Дружба», «Когда простым и нежным взором ласкаешь ты меня, мой друг, необычайным, цветным узором земля и небо вспыхивают вдруг…»,

«Прощание», «Дан приказ ему - на запад, ей - в другую сторону... уходили комсомольцы на гражданскую войну…», «Ночь светла», «...Ночь светла. Над рекой тихо светит луна и блестит серебром голубая волна. Тихо светит луна на чужой стороне, милый друг, нежный друг, помни ты обо мне».

В Краснознамённой Дальневосточной армии в рядах «крылатой пехоты» вчерашние школьники, оттачивая строевой шаг, подхватывали за ротным запевалой.

Служил Лев в суровых условиях Приамурской тайги в Восточной Куйбышевке. Два раза мать Льва вызывали в часть хоронить сына: первый, - когда после сильного переохлаждения во время учений он болел воспалением лёгких, второй - после тяжёлой спортивной травмы, полученной от удара нападающего, злостно нарушившего правила игры…

212-я отдельная ВДбр была сформирована в 1938 году и стала одним из первых и лучших парашютно-десантных подразделений Особой Краснознамённой Дальневосточной армии.

Её командиром был один из основателей и первых командиров Воздушно-Десантных войск Красной Армии майор Иван Иванович Затевахин.

Во главе с ним бригада прошла боевое крещение в боях у реки Халхин-Гол против японских агрессоров.

Её бойцы и командиры имели по 100 и даже по 200 прыжков с парашютом,

а командир, уже полковник, И.И. Затевахин более 300.

В марте 1941 г. 212-я отдельная ВД бригада была переброшена на Украину под Вознесенск, а в апреле - вошла в состав 3-го ВД корпуса под командованием генерала В.А. Глазунова.

В начале Великой Отечественной войны десантники 212 ВДбр особо отличились во время героической обороны Киева.

К середине августа 3-й ВД корпус, в составе которого была 212-я, 5-я и 6-я ВД бригады, разгромил части 71-й немецкой дивизии и отбросил противника на много километров, освободив аэродром и посёлок Жуляны, Голосеевский лес, сёла Голосеево, Красный Трактир и др.

В ожесточённых боях севернее Киева в районе города Остёр десантники 212-й ВДбр сорвали все попытки фашистов перейти реку Десну, а позже удерживали переправы через реку Сейм, героически сражались на Черниговском и Конотопском направлениях.

Заняв оборону севернее Конотопа, десантники стояли насмерть против танковой армады 2-й танковой армии Гудериана, наступающей с севера, отражая по пять вражеских атак в день.

В начале сентября1941 г. противник крупными силами форсировал Днепр в районе Кременчуга и начал развивать стремительное наступление на Левобережной Украине в направлении на Ромны. В середине сентября кольцо окружения замкнулось в районе Лохвицы. В окружении оказались четыре армии Юго-Западного фронта. Управление войсками было нарушено. Каждой воинской части, каждой группе войск приходилось действовать на свой страх и риск и самостоятельно пробиваться из окружения…

Сдерживая натиск во много раз превосходящих сил противника, с тяжёлыми, кровопролитными боями Красная Армия отступала, неся большие потери.

Сильно измотанные и поредевшие в боях подразделения 40-й (в составе которой в это время воевал 3-й ВД корпус) и 21-й армий героически сражались на Сумщине, прикрывая Сумское и Харьковское направления…

В начале 80-х годов школьный товарищ и однополчанин Льва, Николай Петрович Епифанов (1920-1996) , рассказывал: «После выхода из окружения, в конце сентября 1941-го, наши фронтовые дороги с Львом Крыловым разошлись.

Я в составе основных сил 3-го корпуса отходил на Тим, а Лев Крылов оказался в группе подразделений, направленных комкором И.И. Затевахиным на усиление правого фланга 21-й армии, прикрывающей Харьковское направление. С ними был и наш лучший сапёр Данько.

Наши ребята позже рассказывали – вспоминал он - что осенью 1941г. десантники этой группы выполняли спецзадания на харьковском направлении в зоне наступления немецко-фашистских войск и проводили диверсионные операции в ближнем тылу гитлеровцев, которые местами прорывали нашу оборону, с целью рассечения и окружения отступающих частей Красной Армии…».

В середине октября 1941г., шагая по Сумщине коваными немецкими сапогами, война пришла и на угроедскую землю… 14 октября фашисты вошли в Наумовку. В одном из домов напротив спиртзавода, справа на взгорке, они сразу разместили свой штаб, а ниже в конюшне - своих лошадей.

Рано утром 17-го октября бойцы одного из подразделений 212-й ВД бригады 3-го ВД корпуса, имея задачу остановить или хотя бы задержать на этом участке продвижение немцев на Краснополье, вышли на открытую возвышенность за заводом (сейчас она покрыта густым лесом) и установили на ней миномёты.

Взвод десатников, под командованием сержанта Крылова, спустился в Наумовку. Десантникам удалось скрытно подобраться к штабу, забросать его гранатами, поджечь конюшню с лошадьми и перебить не успевших опомниться фашистов.

Тем временем со стороны сёл Тимофеевка и Воропай две большие пешие колонны захватчиков двигались в направлении на сёла Наумовка и Угроеды.

Колонна, идущая от Воропая, шла верхней полевой грунтовой дорогой в сторону нынешней улицы 8-го Марта и улицы Благодатная, а колонна, идущая от Тимофеевки, шла низом к Спиртзаводу.

Видимо, имея сведения о том, что отступающие красноармейцы подорвали деревянный мост через Рыбицу напротив Сахарного завода, где сейчас дамба, а мост в Наумовке подорвать не успели, колонна немцев, идущая низом, свернула возле Спиртзавода на уцелевший наумовский мост и двинулась вверх, на соединение с основной колонной, идущей на Угроеды от Воропая.

В это время бойцы взвода Льва Крылова, залёгшие в Наумовке при появлении вражеской колонны, и бойцы лейтенанта Зорька, занявшие оборону у завода, ударили мощным пулемётным огнём в тыл нижней колонны врага, чтобы прикрыть своих товарищей, открывших миномётный обстрел дальней колонны немцев. Завязался неравный бой. Фашисты стремились, во что бы то ни стало, прорваться на возвышенность за заводом и уничтожить нашу огневую точку.

Немцы, уже втянувшейся в Угроеды головной части основной колонны, под миномётным огнём десантников стали спешно окапываться и устанавливать огневые точки на возвышенности у Благодатной улицы.

Миномётным огнём десантников фашистам был причинён огромный урон, но и десантники потеряли в Наумовке 13 человек.

Отсекая десантников, ведущих бой в Наумовке, фашисты стали теснить их в сторону села Угроеды.

.Тогда бойцы лейтенанта Яхина, ведущие миномётный обстрел с возвышенности, прекратили огонь и вместе с бойцами взвода лейтенанта Зорька, прикрывавшего возвышенность, устремились на помощь теснимым фашистами бойцам Льва Крылова.

Тем временем большой группе немцев удалось прорваться вдоль железной дороги к Сахарному заводу и скрытно установить огневую точку в зарослях возле товарной станции.

Под яростным пулемётным и автоматным огнём противника отходя к Угроедам, десантники попали под перекрёстный огонь двух спешно оборудованных, но хорошо замаскированных немецких огневых точек со стороны Угроед.

Залегли. Нужно любой ценой подавить огневые точки противника.

Под бешеным перекрёстным огнём подползли ближе и, когда на мгновение пулемёты смолкли, не давая фашистам опомниться, отчаянным, стремительным броском рванули вперёд. Вражеские огневые точки захлебнулись почти одновременно от метко брошенных десантниками гранат.

Не теряя ни минуты, бойцы устремились направо вверх, в направлении Благодатной улицы, и огородами со стороны околицы, выбивая из домов немцев.

В один из домов командир взвода, сержант Крылов Л. Н., ворвался первым и был сражён несколькими выстрелами в грудь, прогремевшими из глубины дома. Фашисты тут же были уничтожены.

Когда к Льву подбежали, он ещё дышал, но уже не мог произнести ни слова и скончался на руках товарищей.

Похоронили его «хорошо», т.е. вырыли могилу и опустили, т. к. многих убитых похоронить не успели…

Тяжёлый неравный бой продолжался почти весь день. Лишь к вечеру десантникам удалось вырваться из окружения и уйти в направлении Петрушевки …

…И вот мы с Олегом Ивановичем Будко на том «солдатском поле».

Плотно прижимая к глазам свой, видавший виды, бинокль, он всматривается вдаль.

«Вот видите, - говорит он своим спокойным, но по-военному чётким

голосом, - внизу спускается к реке едва заметная насыпь. Здесь тогда гатка была. А на ней, если присмотреться, две заросшие травой ямы. Это две старые братские могилы. Много после того боя осталось на этом поле наших ребят…

На следующий день пожилой учитель – директор Угроедской школы Поляков Виктор Иванович с группой ребят собрал тела погибших воинов и похоронил в двух братских могилах внизу, у дороги в Наумовку (дороги этой давно уже нет), возле гатки».

В шестьдесят пятом, к двадцатилетию Победы, этих солдат перезахоронили в центре села, там, где сейчас мемориал…

Здесь «тот тяжёлый неравный бой продолжался почти весь день». На фото звёздочкой отмечено место, где были две братские могилы. Вид от вражеской огневой точки со стороны Благодатной улицы.

Угроеды. Улица Благодатная, дом 7. Место гибели Льва Крылова 17 октября1941 г. Демьян спешно вытер накатившуюся слезу, а Леонид Александрович долго молчал, смотря вдаль своими уже не видящими глазами…

Освящение восстановленной могилы Льва Крылова и панихида на месте его гибели в селе Угроеды 17 октября 2008 года.

Угроеды. 17 октября 2008 года

Местные жители передавали из поколения в поколение историю этого трагического дня, присматривали за местами захоронения воинов-десантников. Всю правду по крупицам удалось собрать поисковику-энтузиасту О.И. Будко и племяннику Льва Крылова Бабушкину П.И. Благодаря их стараниям и помощи таких же, как и они, энтузиастов, Николая Дмитриевича и Сергея Чернев, Александра Омельченко, Виталия Бидоленко, Ивана Васильевича и Виктора Соляник, она стала известна угроедцам, которые приняли активное участие в перезахоронении бойцов-десантников.

К торжественному перезахоронению угроедцы готовились более полугода. Нужно было решить множество юридических, организационных, хозяйственных и финансовых вопросов.

Самой ответственной работой - эксгумацией останков Крылова Льва Николаевича и Алексея (на данный момент точно известно только его имя, но поисковая работа продолжается) руководил лично Олег Иванович Будко.

Тринадцатого апреля в село прибыл специализированный поисковый отряд «Возвращение» («Повернення») из города Сумы. Сперва территория была тщательно проверена приборами. Затем начались раскопки. Тяжёлая и кропотливая работа продолжалась до позднего вечера. На площади более десяти квадратных метров поисковики, под контролем Олега Ивановича, просеяли через специальную сетку каждую вынутую горсть земли. .Извлечённые останки и личные вещи бойцов были аккуратно и трепетно упакованы в специальные мешки и сданы на хранение в сельский совет.

За несколько дней до перезахоронения жители Угроед и окрестных деревень были оповещены о дате планируемого мероприятия.

И вот, в солнечный, но ветреный день, 20 августа 2009 года, к полудню, в центр села начали стекаться люди. Гроб с останками воинов стоял в здании сельсовета. Как и планировалось, ровно в 13 часов, под траурную музыку, исполняемую военным оркестром Сумского артиллерийского училища, гроб вынесли и установили на открытый, застланный ковром, кузов грузового автомобиля УАЗ, и траурная процессия двинулась в сторону кладбища. .На гробе, обитом малиновым кумачом, лежали две проржавленные каски воинов-десантников, поднятые из могилы воинов, что располагалась за домом № 7 по Благодатной улице, где они погибли 17 октября1941 г.

Пока траурная процессия с гробом с останками этих двоих воинов двигалась к кладбищу, люди стояли живым коридором по всей дороге. Дорога была устлана живыми цветами, которые принесли угроедцы.

Пришли школьники в нарядной форме и детсадовцы с воспитательницей. На кладбище М.Н. Цилюрик провел митинг и сам выступил с большой речью. Выступая на траурном митинге, главы Краснопольской райгосадминистрации И.В. Кривозуб, районного совета Н.В. Приходько, районной организации ветеранов Н.С. Быченко, очень растрогались, отмечая, что эти юноши жертвенно положили свои жизни на алтарь защиты от врага нашего края, не долюбили, не допели песен.

После литургии, которую провёл настоятель угроедской Свято-Ильинской церкви отец Сергий и военного салюта, гроб с останками воинов-десантников, под звуки государственного Гимна Украины, медленно опускается на место их вечного покоя.

Хоронили солдат, как самых дорогих людей. Десятки сельчан, прощаясь с воинами, проходили у могилы и бросали на гроб горсти земли. Стрелки – пограничники прощались с десантниками, как со своими погибшими однополчанами.

О. Цилюрик, Н. Черней и П. Бабушкин провели подробную фото- и видеосъемку похорон.

Затем в здании сельсовета прошло собрание, на котором выступили руководители района и присутствующие.

Павел Иванович и Александра Ивановна Бабушкины от чистого сердца поблагодарили угроедцев за сохранение светлой памяти о дорогом им человеке, о подвиге воинов-десантников в октябре 1941 года.

Ещё одно великое благородное дело сделано. Но успокаиваться рано. «Впереди нас ещё ждёт большая поисковая работа», – сказал Олег Иванович Будко. Дело чести установить фамилию красноармейца Алексея, который погиб с Л.Н. Крыловым в октябре 1941 года.

(А.И. Бабушкина, П.И. Бабушкин)